вторник, 6 марта 2012 г.

Сталинизм в советской провинции 1937-1938 гг. Массовая операция на основе приказа №00447 9/20

■ Документы ВКП(б), позволившие выявить характер взаимоотношений органов госбезопасности с партийными организациями, степень определяющего воздействия партии на организацию, формы и методы работы органов госбезопасности при проведении в жизнь политических репрессий в отношении меньшевиков и анархистов1.
Следует отметить проблему неполноты достоверности источников, и в первую очередь имеющихся в них статистических данных. Например, в докладных УНКВД КО наркому внутренних дел СССР содержатся неполные сведения о числе арестованных меньшевиков, анархистов и сроках их наказания2, поэтому необходимо пересчитывать все цифровые показатели.
К сожалению, остались недоступными протоколы тройки УНКВД Калининской области, материалы УНКВД о ходе «кулацкой операции» по выполнению директивы № 17231 от 14 февраля 1938 г., хранящиеся в архиве ФСБ. На этом основании объем использованных источников лишь условно можно считать репрезентативной основой для изучения данной проблемы.
2. Особенности репрессий в отношении бывших меньшевиков и анархистов в Калининской области
Анализ уголовно-следственных дел показывает, что особенностью репрессий в отношении меньшевиков и анархистов в Калининской области был «упреждающий» характер первых арестов. Еще до появления оперприказа № 00447 заведено дело на Н. В. Ефимова, а до выхода директивы № 17231 — дела С. П. Рудакова, М. А. Филатова, И. Я. Морозова, И. М. Барова, П. А. Красова. Это означает, что под действие вышеназванных директив арестованные были подведены задним числом.
1 См.: Берия Л. Выступление на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. // Вопросы истории. 1995. № 5-6. С. 10-11; Известия ЦК КПСС. 1989. № 8. С. 99; № 9. С. 35-36; Закрытые письма ЦК ВКП(б) // Известия ЦК КПСС. 1989. № 8. С. 95-115; О так называемом параллельном антисоветском правотроцкистском центре// Известия ЦК КПСС. 1989. № 9. С. 30; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 7. М., 1985. С. 8; Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «Об ошибках Калининского обкома и облисполкома». 20 марта 1938 г. // Возвращение к правде. С. 57-59; Из протокола № 1 закрытого партийного собрания парторганизации УГБ управления НКВД по Калининской области. 4 января // От ЧК До ФСБ. С. 17-184. Большая часть неопубликованных документов и материалов отложилась в Тверском центре документации новейшей истории (ТЦДНИ), в фондах открытого доступа партийной организации УГБ УНКВД КО: ТЦДНИ. Ф. 147; Ф. 722.
2 См.: От ЧК до ФСБ. С. 158.
403

Другая особенность — Н. В. Ефимов был единственным из бывших меньшевиков, а А. П. Пачковский — из бывших анархистов в Калининской области, осужденных тройкой НКВД по первой категории: первый — в сентябре 1937 г., второй — в марте 1938 г. Остальные арестованные приговаривались военным трибуналом Калининского военного округа, областным народным судом, Особым совещанием (ОСО) при НКВД СССР по второй категории на разные сроки пребывания в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) или освобождались за отсутствием состава преступления.
Если по СССР процент бывших социалистов, оказавшихся в тюрьмах и лагерях в 1937-1941 гг., по данным отечественных исследователей, составил 97-98 %, то в Калининской области в 1937-1939 гг. в отношении меньшевиков и анархистов он оказался значительно ниже — 26,4 %. Погибло шесть человек из 27 арестованных: двое были приговорены к высшей мере наказания (меньшевик II. В. Ефимов, анархист А. П. Пачковский ) и четверо умерли в тюрьме (меньшевики М. А. Филатов, Г. И. Белицкий, Б. М. Богорад, С. П. Рудаков). Однако эта статистика не включает представителей других социалистических партий — эсеров и левых эсеров, которые в официальных отчетах шли одним списком и составляли по количеству арестованных с 1 января 1937 по 1 июля 1938 г. — 114 человек1.
Предопределенность этой специфики видится в том, что большинство тверских меньшевиков и анархистов до середины 1920-х гг. участвовали в работе Советов вместе с большевиками, решали многие местные социально-экономические проблемы, часть из них вступила в РКП(б), а иные сотрудничали с органами ГПУ — ОГПУ — НКВД. Они не числились, в отличие от других «бывших», на оперативном учете как особо опасные антисоветские элементы. Об этом свидетельствуют, в частности и выступления сотрудников УГБ НКВД Калининской области (КО) на партийном собрании 4-8 января 1939 года2.
Влияли на приговор и «статусы» органов — внесудебных или судебных, определявших степень вины арестованных. Так, дела двоих, приговоренных к ВМН, рассматривались особой тройкой НКВД, в то время как судьбы остальных репрессированных меньшевиков и анархистов были переданы на рассмотрение военного трибунала Калининского военного округа, специальной и уголовной коллегии Калининского областного суда, Особого совещания (ОСО) при НКВД
1 Данные о количестве осужденных к ВМН за этот период в официальных публикациях отсутствуют.
2 См.: Смирнов В. А. Тверские меньшевики; Суворов В. П. Анархизм в Тверской губернии: вторая половина XIX в. — 1918 г.: Автореферат дисс.... канд. ист. наук. Тверь: Золотая буква, 2004; ТЦДНИ. Ф. 722. On. 1. Д. 46. Л. 5, 70-71,87, 273.
404

СССР, осуждавших их на разные сроки пребывания в исправительно-трудовых лагерях (семь человек: три меньшевика и четыре анархиста) или освобождавших подследственных за отсутствием состава преступления.
Однако решающим обстоятельством, на наш взгляд, оказались затяжка следствия по их делам до конца 1938 г. и неудачная попытка 4-го отдела УНКВД КО сфабриковать дело об объединенном антисоветском фронте меньшевиков, анархистов с «правотроцкистами», эсерами, левыми эсерами и сионистами, что совпало с отказом от массовых репрессий со стороны партийно-государственного руководства СССР1.
Налицо и расхождение между официальной статистикой НКВД КО и числом репрессированных. Так, по сводке начальника УНКВД А. Н. Никонова от 28 августа 1938 г. за первое полугодие 1938 г. было арестовано 15 меньшевиков. Видимо, в их число были включены трое репрессированных в 1937 г. (Н. В. Ефимов, М. А. Филатов, С. П. Рудаков), поскольку в сводках за 1937 г. меньшевики не фигурируют2. Однако анализ уголовно-следственных дел позволяет сделать вывод о том, что, выполняя директиву № 17231, органы НКВД КО в 1937— 1938 гг. арестовали не только 19 чел., причисленных к двум вышеназванным «антисоветским меньшевистским организациям», но и троих бывших меньшевиков-одиночек (Н. В. Ефимова — в Вышнем Волочке, В. А. Берсенева — во Ржеве, Александрович — в Калинине) — всего 22 чел. Из них осуждено было 4 человека.
Такое же несоответствие в данных в отношении бывших анархистов. Согласно директиве НКВД № 17231 от 14 февраля 1938 г., по официальной сводке УНКВД КО, было репрессировано три бывших анархиста. Однако по выявленным уголовно-следственным делам в 1937-1938 гг. было репрессировано пять бывших анархистов, причем троих из них арестовали до появления директивы, а в 1938 г. подвели под ее действие.
3. Цель и основные направления исследования
Исходя из вышесказанного, целью данного исследования является комплексное изучение проблемы политических репрессий в Калининской области в 1937-1938 гг. против бывших меньшевиков и анархистов. Для этого необходимо выяснить:
— причины ареста проживавших в Калининской области бывших ссыльных меньшевиков, объединенных органами НКВД в особую антисоветскую организацию;
Уголовно-следственное дело по обвинению А. М. Александрова, К. И. Ильина и др. 7.10.1937 - 21.02.1939 // ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 15334-с. Л. 10-11, 35; Д. 2858-с. Т. 2. Л. 273.
2 От ЧК до ФСБ. С. 158.
405

— социальный состав арестованных;
— механизм выбора жертв;
— сущность дела о так называемой антисоветской меньшевистской организации «Рабочее бюро»;
— подоплеку репрессий в отношении так называемых анархистских контрреволюционных образований и попытку включения их в единый «антисоветский» фронт с другими «антисоветскими организациями»;
— соотношение смертных приговоров (1-я категория) и заключения в лагерь (2-я категория);
— судьбы арестованных в контексте изменения характера и масштабов политических репрессий в конце 1930-х годов.
4. Директивная база репрессий
Первый сигнал к арестам меньшевиков и анархистов был дан на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. В выступлении первого секретаря ЦК КП(б) Грузии Л. П. Берии прозвучало обвинение в адрес представителей бывших социалистических партий и движений в контрреволюционной, шпионской и диверсионной деятельности. Затем последовал циркуляр ГУГБ НКВД № 57057 от 29 апреля 1937 г. о чистке ссыльных и хорошо известных в НКВД и неоднократно репрессированных так называемых учетников. В оперативном приказе наркома внутренних дел СССР Н. И. Ежова № 00447 от 30 июля 1937 и в директиве № 17231 от 14 февраля 1938 г. эти установки были документально оформлены.
Однако аресты бывших меньшевиков начались еще до появления этих нормативно-правовых актов. Так, 21 июля 1937 г. был взят под стражу по обвинению в антисоветской агитации рабочий ткацкой фабрики имени Тельмана в г. Вышнем Волочке Н. В. Ефимов, состоявший в 1917-1918 г. в партии меньшевиков. В 1918 г. он вступил в РКП(б), а в 1924 г. его исключили из партии «за слабость в работе и за пьянство» и поставили под секретное наблюдение органов ОГПУ.
Следствие по делу Ефимова длилось месяц, показания дали четыре свидетеля, двое из которых были секретными осведомителями с начала 1920-х гг. Несмотря на отрицание арестованным предъявленных ему обвинений, он был приговорен 19 сентября 1937 г. особой тройкой УНКВД к высшей мере наказания и через два дня расстрелян во внутренней тюрьме УГБ УНКВД в Калинине1.
По аналогичному обвинению после начала действия оперприказа № 00447 26 августа 1937 г. в Калинине чекисты арестовали бывшего
Уголовно-следственное дело по обвинению Ефимова Н. В. 21.07.1937-22.08.1937 // ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 4877. Л. 4-31.
406

меньшевика с дореволюционным стажем С. П. Рудакова1. 29 августа 1937 г. последовал арест другого известного в прошлом тверского меньшевика М. А. Филатова. По версии следователей, Филатов, бывший руководитель тверской городской организации меньшевиков в 1918-1921 гг., преподносился органами НКВД как руководитель антисоветской областной организации «Рабочее бюро» и координатор обширного тверского антисоветского меньшевистского подполья, включавшего в себя и другие меньшевистские группы. До ареста он работал консультантом сектора финансирования народного хозяйства облплана в Калинине2. «Выбитые» у них, в основном у М. А. Филатова, и подсказанные следователями показания стали основой для ареста в 1938 г. других бывших меньшевиков и фабрикации дел на них. При этом следователи УГБ НКВД Лисицин, Ба-ринов, Черноглазов, Мокеев, Голодов в ходе длительных допросов запугивали их разорением семьи, использовали и методы физического воздействия3.
5. Организация и методы следствия
После появления 14 февраля 1938 г. директивы НКВД СССР № 17231«Об оперативных мероприятиях по меньшевикам и анархистам», предписывающей «собрать наиболее полные данные обо всех проживающих на Вашей территории меньшевиках и анархистах и до 28.2 [1938 г.] передачи их в 4-й отдел ГУГБ», в Калининской области начались их массовые аресты и фабрикация так называемых антисоветских организаций4. По мнению исследователей, они были вызваны:
■ антагонизмами дореволюционного и послереволюционного периода между большевиками, меньшевиками и анархистами, воспроизведенными вновь в политической атмосфере 1937-1938 гг.;
■ субъективным сталинским восприятием внутренних врагов, угрожающих СССР, как закрытого объединенного контрмира;
■ поисками высланных из столицы представителей бывших социалистических партий.
Уголовно-следственное дело по обвинению Аладова М. П., Николаева К. Н. и др. 22.03.1938-1940 // ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 2858-с. Л. 54-55; Д. 11708-с. Л. 62. 2 Там же. Л. 62-63; Д. 2858-с. Л. 54-55; Д. 4874-с.
о
Уголовно-следственное дело по обвинению Гуревича Б. Е., Пинхасика Л. И., Рабиновича М. Я., Сусловича Л. А. 5.02.1938-7.05.1940 // Там же. Л. 328 об.; Ф. 722. °п. 1. Д. 46 (Протокол закрытого партсобрания УГБ УНКВД. 4.01.1939-4.01.1939). Л. 5, 87, 107.
4 Юнге М., Биннер Р. Как террор стал «Большим». С. 21, 182.
407

Арестам бывших тверских меньшевиков и анархистов, как следует из выступления на партийном собрании УГБ НКВД КО 4-8 января 1939 г. сотрудника Ржевского горотдела НКВД Красикова, предшествовала рассылка «на места» полученной из центра директивы № 17231 об аресте всех вернувшихся из ссылки бывших меньшевиков и эсеров независимо от имеющихся на них материалов. По приказу 4-го отдела УНКВД 16 февраля 1938 г. во Ржеве были арестованы «активные участники подпольной объединенной контрреволюционной организации», якобы связанной с заграницей: зубной врач И. М. Старобинский — бывший анархист, санинспектор В. М. Прозоров, причисленный к меньшевикам, и учитель В. В. Баженов — бывший ссыльный эсер. В ходе допросов выяснилось, что арестованные даже не были знакомы друг с другом. Тогда по указанию 4-го отдела УНКВД только что «обнаруженную организацию» закрыли, но возбудили одиночные дела по каждому из них1.
Как должное восприняли директиву и сотрудники Калининского УГБ УНКВД. Так, начальник 2-го отделения 4-го отдела Дербенев мотивировал необоснованные аресты меньшевиков и эсеров, избиения их на допросах, составление «липовых» протоколов и корректировку показаний руководством УНКВД сложной международной обстановкой страны и идеологическими соображениями, т. к. они «в прошлом, в тяжелые для Советской власти годы не раз предавали рабочих и крестьян»2. Аресты в Калинине начались на второй день после появления директивы. Состоявшие на учете и проживавшие в г. Калинине после окончания ссылки или высылки из Москвы Б. Е. Гуревич, Л. И. Пинхасик (Иоффе), М. Я. Рабинович, Л. А. Суслович оказались в руках следствия. По замыслу руководства 4-го отдела УГБ УНКВД, они должны были составить ядро отдельно существующей с 1936 г. антисоветской организации бывших ссыльных меньшевиков, якобы хорошо знакомых между собой по деятельности в послеоктябрьский период. До ареста они работали в различных советских и хозяйственных организациях: Б. Е. Гуревич — бухгалтером-экономистом облснабпищеторга, Л. И. Пинхасик (Иоффе) — начальником сектора товарообмена областной плановой комиссии, М. Я. Рабинович — экономистом-плановиком в областной конторе «Главконсерв», Л. А. Суслович — бухгалтером-ревизором облуправления лесов местного значения. Б. Е. Гуревичу следователи НКВД отвели роль создателя и одного из руководителей замышляемой ими меньшевистской организации, инициатора «созыва в мае 1937 г. нелегального совещания
ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 12728-с (Уголовно-следственное дело по обвинению Старо-бинскогоИ. М. 16.02.1938-15.10.1938). Т. 2. Л. 1,11,12; Ф. 722. On. 1. Д. 46. Л. 71. 2 Там же. Л. 70-71, 140.
408

участников подпольной меньшевистской группы» (Пинхасик, Рабинович, Гуревич, Суслович и другие), на котором якобы обсуждались вопросы по ведению практической антисоветской деятельности. Вторым «руководителем» организации был определен Л. И. Пинхасик (Иоффе). Это был самый высокопоставленный советский работник из четырех арестованных, поэтому ему вменялись связь и сотрудничество со многими ранее репрессированными «правотроцкистами» и с М. А. Филатовым. Суслович Л. А., не состоявший ранее в какой-либо партии, был арестован и привлечен к делу ссыльных меньшевиков по формальному признаку, как высланный в 1935 г. из Москвы в Калинин за антисемитские анекдоты и якобы завербованный в меньшевистскую организацию в 1936 г. Л. И. Пинхасиком1.
При этом чекисты успешно использовали традиционные методы провокации, характерные для дореволюционных российских спецслужб, но внедрению секретных сотрудников и основанию ими подпольных организаций с дальнейшим их провалом. Как видно из следственных дел, один из арестованных сотрудничал с органами ОГПУ с 1927 г. По заданию руководства он встречался и беседовал с бывшими меньшевиками, пытаясь выведать у них нужные сведения о существовании в г. Калинине объединенной меньшевистской организации. Не обнаружив таковой, секретный агент письменно сообщил об этом чекистам, но при этом оговорился, что ему, возможно, не доверяют. В согласии с указаниями руководителей следствия он в протоколах допросов подтвердил существование контрреволюционной подпольной организации бывших ссыльных меньшевиков и ее связь с местной меньшевистской организацией «Рабочее дело»2.
Позднее других, 5 мая 1938 г., был арестован Г. И. Белицкий, руководитель промтоварной группы базы облкниготорга. Следователи связывали большие надежды с его показаниями в отношении бывших ссыльных меньшевиков и «правотроцкистов». Белицкий якобы «установил, что в "Калининторге" существует контрреволюционная организация правых, которая ведет подрывную работу в области торговли», и что в марте 1937 г. он наладил связь с ней через «меньшевика» Рабиновича. Г. Белицкий знал М. Рабиновича по совместной деятельности в профсоюзах Москвы. По версии следователей, Рабинович завербовал его в начале 1937 г. в «антисоветскую меньшевистскую организацию» и дал поручение вербовать новых членов и вести вредительскую работу в облторге. В своем заявлении на имя начальника УНКВД он утверждал, что связь с организацией «держала также [...] старая меньшевичка — Рискина, жившая в г. Кимры [...]
1 ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 4874-с. Т. 1. Л. 337-338.
2 Там же. Т. 4. Л. 95, 100-101, 115.
409

Впоследствии она, кажется, была арестована». Рискину рекомендовал Белицкому якобы Рабинович, хорошо знавший ее по Москве, он же дал ему «персональное задание о встрече со старыми меньшевиками в Калинине и вовлечении их в организацию»1.
По сценарию двое из арестованных, сотрудничавших с органами, должны были давать показания о существовании в Калинине и области разветвленного меньшевистского подполья, связанного с союзным центром в Москве и с другими антисоветскими организациями в Калининской области — правотроцкистской, левоэсеровской, сионистской. Поэтому каждого из привлеченных по делу об организации бывших ссыльных меньшевиков вынуждали писать собственноручные признания не только о своей «вредительской» деятельности, вербовке новых членов организации, но и о связях с вышеперечисленными «антисоветскими» организациями.
Наиболее полно эта версия следствия была представлена в показаниях Б. Е. Гуревича. 23 марта 1938 г. в заявлении на имя начальника УГБ НКВД капитана ГБ А. Н. Никонова Гуревич заявил, что при встрече в 1937 г. с М. А. Филатовым последний сообщил ему, что он якобы возглавляет группу бывших членов Тверской губернской организации меньшевиков и связан с кругом финансовых и хозяйственных работников г. Калинина. Однако, поскольку многие из них были уже арестованы или находились под особым наблюдением органов НКВД, Филатов считал целесообразным воздержаться от объединения его организации «Рабочее дело» с организацией бывших ссыльных меньшевиков и ограничиться установлением «взаимной связи и контакта в работе». Филатов вроде бы имел связь с «правотроцкистской» подпольной организацией через членов последней, руководителями «Облфо» — бывшим левым эсером Мельниковым и Цимблером. В дополнении к своему заявлению Гуревич приписал — согласно предложенному следователями сценарию и, возможно, из-за еврейской национальности бывших ссыльных — организационную связь меньшевистского и сионистского контрреволюционных объединений. Она выразилась в том, что «Л. И. Пинхасик в своей работе по "вредительскому" планированию товарооборота и его финансированию был связан с "сионистами" Бромбергом (Госбанк, финансирование торговли) и Розовским (зав. финотделом "Облпотребсоюза")». Из протокола допроса Гуревича от 25 мая 1938 г. следует также, что Филатов рекомендовал ему «в случае надобности» установить связь с подпольной левоэсеровской организацией в г. Калинине и ее руководителем Александровым, в прошлом возглавлявшим тверскую ор
1 ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 4874-с. Т. 2. Л. 70, 74; Уголовно-следственное дело по обвинению Белицкого Г. И. 5.05.1938-28.12.1938 // Там же. Д. 13245-с. Л. 1,159.
410

ганизацию левых эсеров. Тогда же Гуревич «признался», что имел задание от бывшего с ним в ссылке в Минусинске видного меньшевика Мордковича установить связь с Финигендлером, «в прошлом крупнейшим меньшевиком, профессором, автором ряда экономических работ», после ссылки работавшим в облздраве Калининской области. По словам Мордковича, Финигендлер якобы «имел специальные полномочия по руководству подпольной организацией меньшевиков в г. Калинине». Гуревич выяснил, что последний в 1936 г. выехал из Калинина, и эта линия следствием далее не развивалась, но само ее появление говорило как о намерении доказать связь арестованных с неким союзным «центром», так и о тотальном характере политических репрессий против бывших ссыльных меньшевиков1.
Такая же схема «антисоветской» деятельности просматривалась в показаниях и в обвинительном заключении в отношении Л. И. Пин-хасика и М Я Рабиновича. Пинхасик «показал», что якобы после отбытия ссылки установил в Москве связь с активным меньшевиком Кабрицким и получил от него задание связаться с меньшевиками в г. Калинине и развернуть вредительскую работу. Поэтому в марте-апреле 1936 г. он установил связь с Гуревичем и лично завербовал Никифорова и Соболева. Арестованные ранее советские руководители областного уровня Соколов и Кадер «показали» на причастность Пинхасика к «правотроцкистской организации». М. Я. Рабинович также «подтвердил», что он после возвращения из ссылки «установил связь с меньшевиками в г. Москве Анфимовым и Гладышевым, а в г. Калинине — с Гуревичем» и что им «в меньшевистскую организацию были завербованы Белицкий и Матвеев», бывшие ссыльные меньшевики2.
Это были надуманные и «сценарные» показания, что следует из выступления на партийном собрании УНКВД 4-8 января 1939 г. сотрудника 4-го отдела Синодова об использовании показаний Белиц-кого для арестов руководящих работников облторга по обвинению в «правотроцкистской» деятельности на почве личной неприязни3.
По версии следствия, в данную «антисоветскую меньшевистскую организацию» входили шесть бывших ссыльных меньшевиков: Б. Е. Гуревич, Л. И. Пинхасик, М. Я. Рабинович, Г. И. Белицкий, Н. Н. Матвеев — в Калинине и Рискина — в Кимрах (все они, кроме Матвеева, были арестованы) и четыре «завербованных» и также арестованных в г. Калинине — Л. А. Суслович, Никифоров, Соболев, Неустроева. В Ржеве среди троих арестованных бывших ссыльных
1 ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 4874-с. Т. 1. Л. 44,48,110, 120.
2 Там же. Л. 338; Д. 13245-с. Л. 268,270.
3 Там же. Ф. 722. On. 1. Д. 46. Л. 101.
411

был один меньшевик — В. А. Берсенев, но его следователи к их организации не относили. Еще один бывший меньшевик-одиночка репрессирован в Вышнем Волочке — это Н. В. Ефимов. В г. Калинине в эти годы были и другие ссыльные меньшевики, которых аресты тогда обошли стороной. Так, один из них, Д. М. Бацер, заместитель главного бухгалтера в «Союззаготкоже», по каким-то причинам избежал арестов 1937-1938 гг. и был репрессирован позже, в 1941 г., с началом войны1.
На основе «показаний» арестованных с весны 1938 г. начались аресты «участников» так называемой антисоветской меньшевистской организации «Рабочее бюро», обвиненных по статьям УК РСФСР 58-8 (террор) и 58-11 (организация). В последовательности арестов наблюдаются определенные закономерности: сначала репрессировались наиболее активные в прошлом тверские меньшевики, а затем наступала очередь рядовых членов РСДРП(м) и сочувствующих им. Все они в июле 1917 г. входили в список кандидатов в Тверскую городскую думу от партии меньшевиков, состояли на учете ЧК-ГПУ-ОГПУ с 1918 г., а некоторые из них неоднократно подвергались превентивным арестам в 1920-х годах2.
8 марта 1938 г. были арестованы Д. Т. ВахониниМ. П.Аладов.5 мая 1938 г. последовал черед еще трех бывших рабочих — меньшевиков А. А. Кокунова, А. И. Критского, М. А. Шашанова. До ареста Д. Т. Ва-хонин работал служащим облсобеса, М. П. Аладов — агентом снабжения и экспедитором «Облкультпромсоюза», по версии следствия они были наиболее активными членами «организации». А. А. Кокунов работал токарем механического завода «Пролетарка», А. И. Критский — прорабом калининского «Электропрома», М. А. Шашанов — специалистом по сплаву и выгрузке леса в «Калининлесбазе». Летом 1938 г. чекисты репрессировали и тех, кто примыкал до революции к большевикам, — А. А. Маклакова (его «перепутали» с его братом — меньшевиком Н. А. Маклаковым, проживавшим к тому времени вне Калинина) и К. Н. Николаева, члена ВКП(б) с 1918 г., имевшего большие заслуги перед советской властью. А. А. Маклаков работал помощником заведующего складом «Горкалининторга», а К. Н. Николаев — заведующим отделом снабжения «Швейпромсоюза». Николаев участвовал в вооруженном восстании 1905 г., избирался членом Совета рабочих депутатов и забастовочного комитета, был одним из организаторов забастовок в Петербурге и на вагонном заводе в Твери, избирался председателем правления Рождественского кооператив
Уголовно-следственное дело по обвинению Бацера Д. М. 23.06.1941 — 28.06.1941 // ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 15913-с. Л. 1-17.
2 Объединение. 1917. № 85 (15 авг.); Вестник Тверского губернского Временного исполкома. 1917. № 55 (15 авг.); ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 2858-с. Л. 137,138, 234.
412

ного общества, арестовывался в 1906, 1910, 1914и 1916 гг. Членом меньшевистской партии он никогда не был. В годы Гражданской войны был направлен лично В. И. Лениным уполномоченным Совета Труда и Обороны (СТО) по снабжению РККА по Уфимской губернии. В 1936 г. его арестовывали по делу «Колхозшвейсоюза» за должностное преступление, но вскоре освободили. Возможно, этот факт был использован как повод для его второго ареста в августе 1938 года1.
К участникам «Рабочего бюро» на основе показаний Филатова калининские чекисты причислили также Б. М. Богорада — плановика-экономиста «Культпромсоюза» В партии меньшевиков он никогда не состоял, тем не менее по версии следствия ему отводилась особая роль как связного с «меньшевистским центром» в Москве, действующего автономно от остальных членов «Рабочего бюро». Богорад под давлением следователей назвал в своем заявлении на имя начальника УНКВД нескольких человек, якобы входивших в меньшевистскую организацию: А. М. Смирнова — экономиста Облпотребсоюза, Бок — бухгалтера «Калининторга», И. И. Баркова — зав. плановым отделом Облпрофсовета, Комиссарова — технорука ткацкой фабрики «Пролетарка». Однако Филатов не подтвердил его показания, за исключением Комиссарова, которого он охарактеризовал как участника «правотроцкистской» организации. Поэтому в окончательном варианте обвинительного заключения они отсутствовали2.
Членам «Рабочего бюро» первоначально инкриминировалось не только «создание меньшевистского подполья в Калинине с целью насильственного изменения существующего строя в СССР»: следователи УНКВД настойчиво стремились связать арестованных с «правотроцкистами», что четко прослеживается в материалах их допросов и показаний. Таким образом, калининские чекисты подобными обвинениями сделали то, что не удалось осуществить Ленину и Мартову, — «блок с правотроцкистами», куда усилиями НКВД были «вовлечены» бывшие руководители Калининской областной организации ВКП(б) А. Калыгина, Н. Голяков и другие3.
Это обвинение следствие предъявило на основе «признаний» не только Филатова, Рудакова, Вахонина, но и ранее арестованных «правотроцкистов»: Цимблера — бывшего зав. Облфинотделом, Соломонова — бывшего председателя Облсовпрофа, Мельникова — помощника Калыгиной, а также других, используемых следователями
1 ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 2858-с. Т. 2. Л. 273.
2 Уголовно-следственное дело по обвинению Богорада Б. М. 11.05.1938-7.09.1938 //Там же. Д. 11708-е. Л. 17-18,62,63,98.
3 Там же. Д. 2858-с. Т. 2. Л. 273.
413

в качестве записных доносчиков, готовых дать любые показания по требованию следователей. Об этом говорили чекисты, выступавшие на партийном собрании УГБ УНКВД 4-8 января 1939 г. Так, начальник 5-го отделения 4-го (секретно-политического) отдела Михайлов заявил, что Цимблер «оговаривает невинных». Об этом же говорил и другой сотрудник 4-го отдела — Пликин, задавший вопрос о меньшевиках начальнику первого отделения 4-го отдела Сидорову. Из ответа Сидорова следовало, что сотрудник 1-го отделения 4-го отдела Бари-нов, который вел следственные дела арестованных меньшевиков, не верил в существование в г. Калинине меньшевистской организации «Рабочее бюро» и связь этой организации с «правотроцкистами», поэтому им ставился перед руководством вопрос о Баринове. Имела место и критика директивы НКВД № 17231 «Об оперативных мероприятиях по меньшевикам и анархистам» от 14 февраля 1938 г. Так, Михайлов говорил о своих письменных заявлениях А. Н. Никонову и Зайцеву, руководителям УНКВД, о том, что в отношении меньшевистской линии руководством 4-го отдела «проводится вражеская работа». Сотрудник Ржевского ГО НКВД Красиков каялся, что чекисты арестовали меньшевиков «без всяких оснований», а руководство 4-го отдела требовало добиваться признательных показаний. В итоге пришлось их освободить из-за отсутствия состава преступления1.
6. Изменение тактики политических репрессий
В ходе следствия, затянувшегося до конца 1938 г., доказательная база обвинений оказалась весьма зыбкой и противоречившей другим показаниям арестованных. Подследственные по различным признакам — в связи с изменением поведения следователей, благодаря сведениям, проникавшим в тюрьму с воли, сокращению числа сидельцев в камерах — уловили ослабление накала репрессий. В результате последовали их отказы от прежних «признательных» показаний. Так, на очной ставке с Гуревичем в ноябре 1938 г., проводившейся помощником начальника 1-го отделения УНКВД, младшим лейтенантом Бариновым, Филатов категорически отрицал свою связь с бывшими левыми эсерами Мельниковым, Александровым и заявил, что «не знал о наличии эсеровского подполья в Калинине» и «о своей связи с правотроцкистским подпольем с Гуревичем никаких разговоров не вел». Аналогичные заявления сделали и другие арестованные по «Рабочему бюро»2. Это разрушало блочную схему «антисоветского подполья» с участием «правотроцкистов», меньшевиков, левых эсеров,
1 ТЦДНИ. Ф. 722. On. 1. Д. 46. Л. 5, 70-71,87, 273.
2 Там же. Ф. 7849. Д. 4874-с. Л. 173; Д. 2858-с. Т. 1. Л. 55-55 об.
414

анархистов и сионистов1. Военный трибунал Калининского военного округа, вынося приговор по их делу, вынужден был снимать некоторые пункты обвинения2.
Каковы же были судьбы арестованных бывших меньшевиков в контексте изменения характера и масштабов политических репрессий с конца 1938 года?
Многие работники Калининского УНКВД, РО и ГО НКВД не уловили тенденцию отказа от массовых репрессий и действовали по привычке, раскручивая старые и организуя новые «антисоветские» организации с участием меньшевиков, что ускорило арест и осуждение многих сотрудников НКВД. В докладной записке комиссии Калининского обкома ВКП(б) «О проверке руководящих работников НКВД области» указывалось, что имели место избиения арестованных с целью «приведения в признание», фальсификация следственных материалов, под которой подразумевалась подделка подписей свидетелей и обвиняемого под протоколами допросов, нарушение социалистической законности, выраженное в грубом отношении к обвиняемому и невыполнении необходимых требований УПК. Именно по этому пункту и проводились в основном увольнения, аресты и исключения из ВКП(б) работников госбезопасности. Из выступлений на партийном собрании УГБ УНКВД 4-8 января 1939 г. кающихся сотрудников следовало, что все вышеназванные грубейшие нарушения проявились и в отношении бывших меньшевиков3.
Летом 1939 г. начался пересмотр дела об антисоветской меньшевистской организации «Рабочее бюро», в которую, по версии следователей, входило десять человек: М. А. Филатов, С. П. Рудаков, Б. М. Богорад, Д. Н. Вахонин, А. А. Кокунов, М. П. Аладов, М. А. Ша-шанов, К. Н. Николаев, А. И. Критский, А. А. Маклаков. Двое из них, Филатов — в феврале, а Богорад — в августе 1938 г., умерли в тюрьме УНКВД от различных болезней, обострившихся во время следствия и допросов с пристрастием. В ходе судебного разбирательства дело о меньшевистском «Рабочем бюро» было прекращено как не соответствующее действительности и большинство обвиняемых освобождены. 7-8 июля 1939 г. в г. Калинине прошло закрытое судебное заседание Военного трибунала Калининского военного округа под председательством военного юриста 1-го ранга Тулина. Длилось оно два дня (не 15-20 минут, как по делам 1937-1938 гг.), с участием за
1 См.: От ЧК до ФСБ. С. 156,162.
2 ТЦДНИ. Д. 11708-с. Л. 63,98; Д. 2858-с. Т. 2. Л. 60-62 об.
3 Переписка о проверке руководящих работников органов УГБ НКВД области. 19.01.1939-29.01.1941 // Там же. Ф. 147. On. 1. Д. 669. Л. 70-71, 187-190, 192, 194-196; Протокол заседания бюро Калининского обкома ВКП(б) по обсуждению вопроса «О работе областного управления НКВД». 11.04.1939 // Там же. Д. 615. Л. 54-55.
415

щиты и с вызовом свидетелей. В качестве обвиняемых перед судом предстали оставшиеся члены «Рабочего бюро» — 8 чел. В ходе судебного разбирательства все они отказались от своих первоначальных показаний и заявили о своей невиновности. В отличие от приговора «правым» коммунистам, расстрелянным в 1937-1938 гг., приговор 8 июля 1938 г. был по тем временам достаточно мягок. Сказалась так называемая «сталинско-бериевская оттепель». А. Кокунов, М. Ша-шанов, А. Критский, А. Маклаков были освобождены из-под стражи. Дела по обвинению М. Аладова и К. Николаева были отправлены военному прокурору на доследование. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 12 июля 1939 г. их дела были также прекращены, а они освобождены. С. Рудаков и Д. Вахонин получили по десять лет с поражением в политических правах, но через год Военная коллегия Верховного суда СССР отменила приговор и в отношении их. С. П. Рудаков до этого дня не дожил — умер в тюрьме1.
Следователям УНКВД удалось частично отыграться на ссыльных меньшевиках. После того как военный трибунал Калининского военного округа в апреле 1939 г. и судебная коллегия по уголовным делам Калининского облсуда в октябре 1939 г. дважды направляли их дело на доследование как внушающее сомнение, оно было отдано на рассмотрение Особого совещания, осудившего троих из них по второй категории. Всех их, за исключением умершего в декабре 1938 г. Г. И. Белицкого и Л. А. Сусловича, признанного невиновным, осудили. В мае 1940 г. ОСО НКВД своим постановлением признало их участниками антисоветской меньшевистской организации, сняв обвинение в терроре, и определило каждому из них заключение «в исправительно-трудовой лагерь сроком на пять лет». Их последующие апелляции на имя наркома НКВД были отклонены2.
7. Бывшие анархисты в «кулацкой операции»
Столь же суровыми оказались обвинения и в отношении бывших анархистов. Так, по линии 4-го отдела УГБ НКВД «основные мероприятия» затронули и так называемые «анархистские контрреволюционные образования»3. Аресты бывших анархистов оправдывались существованием в области антисоветских анархистских групп, поиском которых и занялись чекисты. Впервые тема анархистов прозвучала в выступлении учителя Ситникова на II Калининской областной конференции ВКП(б) 2-4 июля 1937 г. Он резко критиковал работу
1 ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 11708-с. Л. 63,98; Д. 2858-с. Т. 2. Л. 60-62 об.
2 Там же. Д. 4874-с. Т. 1. Л. 265-269, 282,341.
3 От ЧК до ФСБ. С. 162.
416

городского отдела народного образования, где, по его выражению, «сидят такие люди, как Чарин, брат врага народа Енова, в прошлом анархист». Член бюро Калининского обкома ВКП(б), первый секретарь Великолукского окружкома ВКП(б) И. С. Енов был арестован как один из руководителей «правотроцкистской организации», поэтому для НКВД предоставлялась возможность связать «право-троцкистов» и с анархистами. Эту линию НКВД последовательно проводил после ареста в 1938 г. «правотроцкистского» руководства калининского гороно и облоно. По версии следствия, бывшие украинские анархисты, И. Я. Чарин и его жена, были трудоустроены и завербованы в «правотроцкистскую» организацию заведующей гороно С. М. Эпштейн, имевшей связь с бывшими левыми эсерами и эсерами. Однако, несмотря на все старания руководства 4-го отдела, их разработка затянулась до конца 1938 г., а затем потеряла свою актуальность и не имела в дальнейшем продолжения. С. Эпштейн, единственная из арестованных руководителей народного образования, категорически отвергла все предъявленные ей обвинения и в августе 1939 г. решением Калининского облсуда была оправдана. В деле имеется пометка, что Чарин, проходивший по ее делу, не арестован. В архиве отсутствуют уголовно-следственные дела в отношении супругов Чариных. Возможно, после увольнения с работы они покинули г. Калинин, и дальнейшая их судьба неизвестна1.
Аресты бывших анархистов-одиночек начались летом 1938 г. Первым 5 августа 1937 г. арестовали И. Я. Морозова, крестьянина-карела из деревни Сосновка Ново-Карельского (Толмачевского) района. Примыкавший к анархистам, затем к эсерам, он имел «славное революционное прошлое», что, однако, не воспрепятствовало его осуждению в январе 1938 г. специальной коллегией Калининского облсуда по статье 58-10, ч. 1 УК РСФСР на десять лет ИТЛ и по статьям 31 и 34 УК РСФСР на пять лет лишения избирательных прав2.
К такому же наказанию в апреле 1938 г. спецколлегией Калининского облсуда был приговорен арестованный 20 сентября 1937 г. в г. Калязине рабочий-кондитер И. М. Баров. Он никогда не состоял в какой-либо партии, поскольку считал себя сторонником П. А. Кропоткина, убежденным анархистом-коммунистом. Основанием для ареста послужило заявление его жены в районный отдел НКВД. Она указывала, что сделала это «не потому, что у нее с мужем были лич
Стенограмма II Калининской областной конференции. 2-4 июня 1937 //
ТЦДНИ. Ф. 147. On. 1. Д. 525. Л. 181, 189, 263; УСД по обвинению С. М. Эпштейн и
ДР- в преступлении, предусмотренном ст. 58, п. 7, 10, 11. 9.09.1937-4.04.1939. В 7 т. //
Там же. ф. 7849. Д. 3008-с. Т. 5. Л. 157-158, 181,189, 263. 2
УСД по обвинению Морозова И. Я. в преступлении, предусмотренном ст. 58, п- Ю.5.08.1937-24.01.1938 // Там же. Д. 15437. Л. 2-22.
417

ные счеты (муж часто избивал ее, грозил выгнать из дома, обзывал батрачкой), а потому что он похабными словами ругал советскую власть в присутствии ее малолетних детей, и она решила заявить в органы НКВД»1.
Среди бывших анархистов, арестованных до появления директивы НКВД № 17231, был и П. А. Красов (с 1911 г. — анархист-синдикалист, с 1917 г. — большевик), работавший до ареста 11 декабря 1937 г. в районном земельном отделе в пос. Максатиха. Красов признавал, что позволял себе в «нетрезвом состоянии антисоветские высказывания среди населения». Его положение усугублялось и тем, что он бравировал своими прежними знакомствами с бежецкими большевиками и эсерами, в частности с М. С. Чудовым, бывшим вторым секретарем Ленинградского обкома ВКП(б), репрессированным в 1937 г. за правотроц-кистскую деятельность. Хотя причастность Красова к антисоветской организации доказать не удалось, он был осужден в ноябре 1938 г. народным судом по статье 58-10, ч. 1 УК РСФСР к пяти годам лишения свободы и трем годам лишения избирательных прав2.
После появления директивы НКВД № 17231 от 14 февраля 1938 г. уже 15 февраля в г. Осташкове сотрудники органов госбезопасности арестовали бывшего анархиста А. П. Пачковского, сапожника, рабочего кооператива «Красный артельщик». Отягчающим обстоятельством, сказавшимся на судьбе арестованного, стало его «нэпма-новское» прошлое. Как утверждали следствие и свидетели, Пачков-ский «неоднократно выступал с контрреволюционной агитацией, направленной на дискредитацию Советской власти, распространял клеветнические слухи о войне и поражении в ней Советской власти». В деле имеется лишь один протокол его допроса с отрицанием всех обвинений. Тем не менее 22 марта 1938 г. тройка УНКВД приговорила А. П. Пачковского к расстрелу3.
16 февраля 1938 г. по команде из 4-го отдела УГБ НКВД чекисты арестовали в Ржеве бывшего анархиста-индивидуалиста, зубного врача И. М. Старобинского. В документальных материалах Тверского городского совета он числился как анархист-индивидуалист, депутат горсовета, председатель секции здравоохранения. С ним руководство отдела связывало надежды на фабрикацию дела о «подпольной объединенной контрреволюционной эсеровской и меньше
1 УСД по обвинению Барова И. М. в преступлении, предусмотренном ст. 58, п. 10, ч. 1.20.09.1937-17.04.1938//ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 1036-с. Л. 5-8, 16, 22 об., 62.
2 УСД по обвинению Красова П. А. в преступлении, предусмотренном ст. 58, п. 10.15.02.1938-17.02.1938 // Там же. Д. 29930-с. Л. 1-2.
3 УСД по обвинению Пачковского А. П. в преступлении, предусмотренном ст. 58, п. 10.15.02.1938-7.02.1938 // ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 23141-с. Л. 5, 11, 13; Дело об осташковской группе анархистов // ГАТО. Ф. 56. Оп. 9. Д. 252. Л. 29.
418

вистской организации [...] связанной с контрреволюционной организацией "Комитета спасения родины", находящейся в Румынии». Его обвиняли и в том, что он, «как активный участник этой организации и ее руководитель, систематически высказывал контрреволюционные террористические настроения и проводил вербовку новых лиц из числа враждебных элементов». Второе, не менее серьезное, обвинение в адрес И. Старобинского состояло в том, что он был «кадровым эсером и секретным сотрудником жандармского управления под кличкой "Кудлатый"», что подтверждалось показаниями свидетелей из ржевской еврейской общины, хорошо знавших Старобинского по его дореволюционной деятельности. К тому же после Февральской революции он редактировал ржевскую эсеро-меныневистскую газету «Единство», публиковал статьи, обвинявшие В. И. Ленина и большевиков в связи с германской разведкой. В ходе следствия версия 4-го отдела УГБ УНКВД «об объединенной организации эсеров и меньшевиков» и связи ее с заграницей отпала. К тому же протоколы допроса свидетелей о «принадлежности Старобинского к царской охранке подтверждения другими материалами не нашли». В октябре 1938 г. уголовная коллегия Калининского облсуда на своей выездной сессии в Ржеве, несмотря на доводы адвоката и непризнание вины подследственным, признала его виновным в антисоветской деятельности и осудила к десяти годам лишения свободы и к трем годам поражения в избирательных правах1.
Выводы
Анализ выполнения вышеуказанных внесудебно-директивных актов показывает, что причиной ареста бывших меньшевиков и анархистов, проживавших в Калининской области и объединенных органами НКВД в особые «антисоветские» организации и «контрреволюционные» образования, несмотря на их революционное прошлое и принадлежность к социалистическим партиям и движениям, являлось восприятие их советским партийно-государственным руководством как опасных государственных преступников, подлежавших политическим репрессиям и изоляции от общества.
Социальный состав репрессированных, большинство которых арестовано после февраля 1938 г. в рамках директивы № 17231 от 14 февраля 1938 г., отражал основные слои советского общества: это были рабочие, крестьяне, служащие, последние преобладали. Из двадцати арестованных осуждено Особой тройкой двое, один меньшевик из двадцати двух и один анархист из пяти, возможно, потому, что в ди-
Губернский совет профсоюзов // ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 12728-с. Т. 2 . Л. 1, 11,12, '; Губернский совет профсоюзов // ГАТО. Ф. Р-640. Д. 4. Л. 7, 22.
419

рективе не было указано, какой внесудебной или судебной инстанцией следовало их судить. Сказалось и то, что «кулацкая операция» в Калининской области, по сравнению с соседними областями, например Московской, закончилась раньше — в конце марта 1938 г. К тому же с конца 1938 г. по инициативе советского партийно-государственного руководства произошло изменение в характере и масштабах политических репрессий. В итоге следователи не успели сфабриковать дело об объединенном антисоветском эсеро-меньшевистско-анархистском подполье и провести по нему большой судебный процесс. Тем самым объясняется сокращение количества осужденных по второй категории другими внесудебными и судебными органами (военным трибуналом Калининского военного округа, специальной и уголовной коллегиями Калининского областного суда, Особым совещанием при НКВД СССР): семь человек — три меньшевика и четыре анархиста. Остальные или скончались от различных болезней в тюрьме (четыре бывших меньшевика), или освобождались через некоторое время из-за отсутствия состава преступления (четырнадцать бывших меньшевиков).
В целом же репрессии против этих категорий арестованных на основе директивных указаний органов НКВД являются примером внесудебной юстиции, противоречащим советской Конституции и нарушающим вытекающую из нее социалистическую законность.

О. А. Довбня (Донецк)
РЕПРЕССИИ ПО ПАРТИЙНОЙ «ОКРАСКЕ» В РАМКАХ «КУЛАЦКОЙ ОПЕРАЦИИ» В ДОНЕЦКОЙ ОБЛАСТИ
Предлагаемое исследование связано с проблемой политических репрессий в период так называемого Большого террора (1937-1938 гг.). Что касается разработки данной проблемы, то с 1990-х гг. она оказалась в центре внимания исследователей как украинских, так и зарубежных. В частности были предприняты попытки проанализировать национальные, социальные, религиозные аспекты репрессий, их региональные особенности1. Основной источниковедческой базой для исследователей на первом этапе стали рассекреченные архивно-следственные дела репрессированных, вследствие чего началась их систематизация2.
В Украине историки получили доступ к архивам бывшего КГБ3, в результате в научный оборот были введены ранее засекреченные материалы делопроизводства (отчеты, протоколы, информационные письма) и организационно-распорядительные документы (директивы, циркуляры, постановления) как партийных органов, так и органов НКВД4.
1 Луцький Ю. Чесью справи// 3 apxiBiB ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 1999. № 1/2
(10/11). С. 156-168; Школьський В. М. Реал1защя директивы НКВС № 00447 у Донбаа
(1937-1938 pp.) // HoBi сторшки iCTopii Донбасу. Статть Кн. 7. Донецьк, 1999. С. 65-
78; Он же. Нащональш аспекта полгтичних репресш 1937 р. в Укршш // Украшський
шторичний журнал. 2001. № 2. С. 74-89; Он же. Сощальний склад репресованих
в Украш! у 1937 р. // Там же. 2005. № 2. С. 141-162; Лихолобова 3. Г. Тоталгтарний
режим та пол1тичш penpecii в Украпи у друпй половит 1930-х роюв (переважно на
матер1алах Донецького репону). Донецьк, 2006 и др. 9
Арх1вно-сл1дч1 справи репресованих: науково-методичш аспекта використання: 36. наукових праць. Кит, 1998; Гранкша О. Арх1вно-слщч1 справи друго'1' половини
1937 року щодо представниюв нацюнальних меншин Украши. Джерелознавчий анал1з документ // 3 apxiBiB ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 1998. № 1/2 (7/8). С. 174-182; Проблемы создания единого электронного банка данных жертв политических репрессий в СССР: Сб. докладов международной научно-практической конференции (Нижний Тагил, 18-21 мая 2000 г.). Нижний Тагил, 2001.
Была рассекречена часть фондов архивно-учетных подразделений областных управлений НКВД - КГБ бывшего СССР.
4 Вщниця: злочин без кари (Документа, свщчення, матер1али про быьшовицыа Розстрши у Вшнищ в 1937-1938 роках). Кшв, 1994; Лошицький О. Лаборатор1я. HoBi Документа й свщчення про Macoei penpecii 1937-1938 роюв на Вшниччиш // 3 apxiBiB ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 1998. № 1/2 (7/8). С. 183-227; Он же. Лaбopaтopiя-2: Полтава. Документальш мaтepiaли про Macoei penpecii в Полтавськш област1 у 1937-
1938 pp. // Там же. 2000. № 2/4 (13/15). С. 129-178.
421

В центре историко-статистических исследований оказались количественные характеристики1.
В настоящее время украинские историки, специализирующиеся на изучении механизма репрессий, обобщают региональные исследования в монографию в рамках общегосударственной программы «Реабилитированные историей»2. Следует отметить, что в Российской Федерации также существует аналогичная программа и в каждом субъекте федерации издан или издается мартиролог.
Зарубежными историками была предпринята попытка изучить технологию проведения одной из наиболее массовых карательных операций — «кулацкой», в основе которой лежал оперативный приказ народного комиссара внутренних дел СССР Н. Ежова № 00447 от 30 июля 1937 года3.
Таким образом, обзор литературы по проблеме позволяет сделать вывод, что историками активно исследуется технология политических репрессий 1937-1938 гг. Одновременно, на наш взгляд, существуют перспективы для дальнейших разработок, в частности введения в научный оборот новых источников и новых методик исследования репрессий по так называемой партийной «окраске». Проанализированная литература показывает, что они не были объектом специального исследования. В работах украинских историков указывались лишь общие цифры репрессированных по партийной «окраске»4, анализировались громкие и масштабные дела по данной категории5, а зарубежными исследователями предпринимались попытки проанализировать репрессии против социалистов-революционеров в Московской области6.
1 Табачник Д. За стандартними звинуваченнями: терор проти вшськових кадр1в на Укра'1'ш наприкшщ' 30-х // Минуле Украши: вщновлеш сторшки. Кшв, 1991; Сувениров О. Ф. Трагедия РККА, 1937-1938. М., 1998; Школьський В. М. Статистика пол1тичних репресгй 1937 р. в Украшськш РСР // 3 apxiBiB ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2000. № 2/4. С. 103-112; Он же. Репресивна д1яльюсть оргашв державно? безпеки СРСР в Укршш (кшець 1920-х — 1950-Ti pp.): 1сторико-статистичне дослщження. Донецьк, 2003 и др.
Планируется издание 27 томов. Историками Донецкого национального университета при поддержке Донецкой областной государственной администрации и Управления СБУ в Донецкой области изданы в рамках программы 4 книги, но комплексный анализ репрессий по партийной окраске в Донецкой области отсутствует.
Юнге М., Биннер Р. Как террор стал «Большим». Секретный приказ № 00447 и технология его исполнения. М., 2003.
4 Школьський В. М. Статистика полггичних репресш 1937 р. в Украшськш РСР.
5 Шаповал Ю. СталМзм i Укра'ша // Украшський кторичний журнал. 1992. № 5. С. 28-38.
6 См.: Юнге М., Биннер Р. Как террор стал «Большим».
422

Цель работы — комплексный анализ механизма репрессий по партийной «окраске» в Донецкой области в рамках «кулацкой операции» 1937-1938 гг.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
1) провести источниковедческий анализ протоколов тройки УНКВД УССР по Донецкой (Сталинской) области и архивно-следственных дел на осужденных по партийной «окраске» в рамках «кулацкой операции»;
2) установить количество осужденных тройкой УНКВД УССР по Донецкой (Сталинской) области по исследуемой категории в рамках «кулацкой операции»;
3) изучить динамику вынесения приговоров тройкой в отношении осужденных по партийной «окраске»;
4) выявить соотношение вынесенных смертных приговоров и заключения в ИТЛ в отношении репрессированных по исследуемой категории;
5) определить особенности репрессий по партийной «окраске» на различных этапах проведения «кулацкой операции»;
6) выявить реальные причины арестов осужденных по партийной «окраске»;
7) установить, присутствовал ли формализм при дознании;
8) сделать выводы-обобщения по проведенному исследованию.
Географические рамки исследования охватывают современные границы Донецкой области (данные по Луганской области, входившей до 3 июня 1938 г. в состав Донецкой области, нами не учитывались)1.
Хронологические рамки — период с 8 августа 1937 г. по 16 сентября 1938 г. Согласно протоколу № 1 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области проведение «кулацкой операции» в исследуемом регионе началось 8 сентября 1937 г., а закончилась операция согласно протоколу № 7 заседания тройки УНКВД УССР по вновь образованной Сталинской области 16 сентября 1938 года.
' На территории, входящей в состав современной Донецкой области, в 1937— 1938 гг. насчитывалось 10 городов областного значения (Сталино, Артемовск, Горловка, Константиновка, Краматорск, Макеевка, Мариуполь, Орджоникидзе, Славянск, Чистяково) и 22 района (Авдеевский, Александровский, Амвросиевский, Андреевский, Болыне-Янисольский, Буденновский, Волновахский, Володарский, Дзержинский, Добропольский, Красноармейский, Красно-Лиманский, Мангушский, Петро-Марьин-ский, Ольгинский, Селидовский, Снежнянский, Старо-Бешевский, Старо-Каранский, Старо-Керменчикский, Тельмановский и Харцызский).
423

1. Характеристика источниковедческой базы исследования
Основу исследования составляют различные по содержанию и характеру исторические источники. Условно их можно разделить на три группы.
К первой группе относится картотека реабилитированных, подготовленная научно-редакторской группой «Реабилитированные историей» при Донецкой областной государственной администрации на основе материалов Архива временного хранения документов Управления СБУ в Донецкой области (далее АВХД УСБУ в Донецкой области). Картотека состоит из учетных карточек, содержащих следующую информацию о репрессированном:
— фамилия, имя, отчество;
— место и дата рождения;
— национальность;
— пол;
— образование;
— партийная принадлежность;
— профессия и место работы;
— место проживания на момент ареста;
— кем и когда был арестован;
— характер и статья обвинения;
— приговор и его приведение в исполнение;
— каким органом и когда был реабилитирован.
Следует отметить, что картотека содержит сведения о жертвах политических репрессий за период с начала установления советской власти в регионе в 1919 г. по 1940-е гг. Нами были обработаны 1 086 учетных карточек на осужденных в рамках «кулацкой операции», которые и стали основой для выявления репрессированных по партийной «окраске»1.
Для объективности исследования отбирались репрессированные без учета возраста, рода занятий, занимаемой должности, национальности, с разным уровнем образования. Учитывалась только «окраска» преступления. В рамках исследования нами были отобраны и систематизированы сведения о так называемых троцкистах, меньшевиках, правых оппортунистах, эсерах, членах националистических партий. Также учитывалась дата ареста и осуждения. Последнее необходимо было для изучения особенностей проведения «кулацкой операции» на различных ее этапах.
Обработанные данные опубликованы в монографии «Реабштоваш icTopieio. У 27 томах: Донецька область» (см. список репрессированных в Донецкой области, начиная с Гааг (Гаага) Адама Петровича и заканчивая Зинченко Филиппом Васильевичем).
424

Для изучения особенностей функционирования репрессивно-карательной системы в Донбассе в 1937-1938 гг. были отобраны 50 учетных карточек, которые для удобства систематизированы нами в табл. 1.
Анализ данных таблицы показывает, что среди отобранных жертв репрессий по партийной окраске в рамках «кулацкой операции» большинство составляли рабочие и административно-хозяйственные работники, по национальности — украинцы, имеющие начальное образование1.
Что касается «троцкистов» Беловолова Григория Григорьевича, Гладких Романа Алексеевича, Дмитриева Петра Федоровича, Дреера Михаила Христофоровича, Дьякова Бориса Федоровича, то нами их дела были выбраны не случайно. В графе «дата ареста» вышеупомянутой таблицы указано, что все они были арестованы до начала «кулацкой операции», а осуждены тройкой УНКВД УССР по Донецкой области в рамках ее проведения. Исключением является дело Беловолова. В течение 1939-1940 гг. оно несколько раз отправлялось на дознание, рассматривалось уголовно-судебной коллегией Сталинского облсуда в Макеевке. В результате постановлением президиума Сталинского областного суда от 26-27 февраля 1940 г. подсудимый Беловолов Г. Г. был оправдан и освобожден из-под стражи2. Таким образом, данное дело выделяется из общей картины функционирования карательно-репрессивной системы в период «кулацкой операции» 1937-1938 гг., поэтому для объективности исследования мы его также включили в источниковедческую базу.
Ко второй группе источников относятся материалы отобранных на основе анализа картотеки 50 архивно-следственных дел АВХД УСБУ в Донецкой области, которые позволили изучить технологию репрессий по исследуемой категории. Во время ознакомления со следственными делами основной акцент нами делался на выявлении инициаторов ареста, изучении реальных причин репрессий и анализе показаний свидетелей. Конечной целью работы с данной группой источников было выяснение степени присутствия формализма во время проведения дознания.
Третью группу источников составляют протоколы заседаний тройки Управления НКВД УССР по Донецкой области (с 3 июня 1938 г. по Сталинской области), находящиеся в 6-м фонде Отраслевого государственного архива СБУ (далее ОГА СБУ) и АВХД УСБУ в Донецкой области3.
Такая тенденция наблюдалась в Донбассе по всем категориям репрессированных в рамках «кулацкой операции». См. статью В. Н. Никольского в настоящем сборнике. Архивно-следственное дело № 17832. С. 236.
п
В АВХД УСБУ в Донецкой области (далее — АВХД УСБУ в ДО) протоколы не систематизированы, но сброшюрованы в три тома, под № 406, 407, 408 и 411. В Отраслевом государственном архиве СБУ (далее — ОГА СБУ) протоколы систематизированы и хранятся в фонде № 6 (On. 1. Д. 1-15, 61-64).
425

Сведения о репрессированных по партийной окраске
Ф.И.О
Год рождения
Национальность
Партийность
Образование
Дата ареста
Должность, род занятий
1
2
3
4
5
6
7
1. Алдошин Иван
Романович
1896
русский
до 1935 г. ВКП(б)
низшее
15.11.1937
слесарь
2. Бандик Иван
Михайлович
1903
белорус
до 1937 г. ВКП(б)
среднее
27.10.1937
токарь
3. Башкатов Григорий Захарович
1891
русский
ВКП(б)
среднее
19.10.1937
ревизор по безопасности движения поездов
4. Беловол(ов) Григорий Григорьевич
1902
русский
до 1937 г. ВКП(б)
высшее
29.07.1937
горный инженер
5. Васильев Иван
Филиппович
1896
украинец
б/п
н/среднее
01.04.1938
не работает
6. Васильченко Николай Касьянович
1878
украинец
б/п
малограмотный
01.04.1938
сторож
7. Волошин Иван
Степанович
1874
украинец

н/среднее
07.05.1938
счетовод
8. Габровский Евгений Александрович
1904
русский
б/п
среднее
24.11.1937
агент по снабжению
9. Гайдамака Никифор Георгиевич
1886
украинец
б/п
среднее
01.04.1938
бухгалтер
10. Галин(а) Петр Петрович
1902
грек
ВКП(б)
среднее
15.10.1937
зав. хатами-лабораториями
11. Геттун Конон Феофанович
1897
украинец
б/п
низшее
20.10.1937
ст. прораб
12. Гинзберг Борис Иоа-
ХИМОВИЧ
1903
еврей
б/п
высшее
19.10.1937
нач. плано-во-произв. бюро
13. Гладких Роман Алексеевич
1892
русский
ВКП(б)
грамотный
28.01.1937
каменщик
14. Глейх Ион
Яковлевич
1885
еврей
б/п
н/высшее
04.02.1938
юрисконсульт
426

Таблица 1
Донецкой области в рамках «кулацкой операции» 1937-1938 гг.
Место работы
Место жительства
Район
Статья обвинения
Характер обвинения
Когда осужден
Приговор
8
9
10
11
12
13
14
паровозное депо
Постышево

54-7, 54-9, 54-11
к/р троцк.
вред.-диверс.
организация
28.11.1937
расстрелять
депо
Волноваха

54-7, 54-9, 54-11
к/р троцк.
вред.-диверс.
группа
23.11.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
ст. Ясино-ватая
Гришино

54-7, 54-11
троцк.
организация
16.11.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
трест «Ар-темуголь»
Скотоватая

17-54-2,
54-11,
54-14
троцк.
диверс.
группа
09.12.1937
8 лет ИТЛ, оправдан в 1940 г.

село Успенка
Амвро-сиевский
54-10
к/р эсер. орг.
19.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
колхоз им. Ильича
ст.
Успенская
Анаста-сиевский
54-10, 54-11
к/р эсер, повет.
организация
19.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
артель «Пятилетка»
Славянск

17-54-8,
54-10,
54-11
к/р меньш. организация
09.05.1938
расстрелять
Масложир-комбинат
Славянск

54-10, 54-11
сочувствие троцкистам
07.12.1937
расстрелять
колхоз «1-я
пятилетка»
село
Осынино
Амвро-сиевский
54-10, 54-11
к/р эсер. орг.
19.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
Обл-
здрав-
управление
Сталино

54-7, 54-8, 54-11
вред.
организ.
правых
15.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
5 участок
юджд
Ясиноватая

54-7, 54-11
к/р троцк. организация
13.11.1937
10 лет ИТЛ
ст.
Ясинова-тая
Авдеевка

54-7, 54-9, 54-11
член троцк.
вред.-диверс.
группы
13.11.1937
10 лет ИТЛ
метзавод им. Орджоникидзе
Орджоникидзе

54-10
к/р троцк. агитация
08.08.1937
10 лет ИТЛ
конд. фабр.
Мариуполь

54-10, 54-11
член меньш. комитета
23.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
427

1
2
3
4
5
6
7
15. Глинка Эдуард Францевич
1893
поляк
ВКП(б)
среднее
18.03.1938
шеф-монтер
16. Говжеев Иван Иванович
1902
украинец
ВКП(б)
низшее
29.11.1937
нач.
облупр. коневодства
17. Говжеев Максим Прокофьевич
1882
украинец
б/п
среднее
22.09.1937
плотник-частник
18. Голенко Сергей Николаевич
1894
белорус
б/п
низшее
16.11.1937
плотник
19. Головин Павел Иванович
1892
русский
б/п
малограмотный
11.08.1938
рукоятчик
20. Головчанский Александр Емельянович
1896
украинец
ВКП(б)
2 класса, совпартшкола
20.12.1937
старший электромонтер
21. Головченко Семен
Лаврентьевич
1891
украинец
б/п
низшее
04.05.1938
печатник
22. Голуб Степан Семенович
1902
украинец
б/п
низшее
16.11.1937
слесарь
23. Гольденберг Григорий Моисеевич
1897
еврей
б/п
высшее
04.02.1938
юрист
24. Гонтарев Захар Сидорович
1897
украинец
б/п
среднее
12.02.1938
колхозник
25. Горбунов Яков
Андреевич
1884
русский
ВКП(б)
среднее
20.10.1937
начальник группы
26. Городевич Иосиф Антонович
1894
поляк
ВКП(б)
низшее
20.10.1937
диспетчер
27. Горошко Петр
Григорьевич
1903
украинец
б/п
низшее
20.12.1937
бригадир хоз-
бригады
28. Гоцуляк Василий Пантелеймо-нович
1913
украинец
б/п
низшее
27.09.1937
путе-
проходчик
29. Гребенюк Никифор Михайлович
1899
русский
б/п
низшее
26.04.1938
безработный
428

Продолжение табл. 1
8
9
10
11
12
со
14
з-д им. Сталина
Краматорск

54-1 «А»,
54-8,
54-11
уч. к/р троцк. воен. организации
20.04.1938
расстрелять

Сталино

17-54-8,
54-10,
54-11
к/р право-троцк. орг.
15.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать

Артемовск

54-10, 54-11
к/р теория Бухарина и Рыкова
22.10.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
з-д им. 15-летия комсомола Донбасса
Сталино

54-10
троцк.-фаш. пропаганда
27.11.1937
расстрелять
шахта «София»
Макеевка

54-9, 54-11
к/р троцк. организация
07.09.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
электро-подстан-ция
Иловайск

54-7, 54-9,
54-10,
54-11
к/р троцк. организация
27.12.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
типография
редакции
«Большевик»
Славянск

54-8, 54-10, 54-11
к/р меньш. организация
09.05.1938
расстрелять
юджд
Ясиноватая

54-7, 54-11
член троцк. организации
09.12.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
ЮК№2
Мариуполь

54-10, 54-11
а/с тер. диверсии, повет, меньш. орг.
23.04.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
колхоз им. Буденного
с. Успенка
Амвро-сиевский
54-10
к/р
эсеровская организация
19.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
Индустрой
Краматорск

54-10
меньшевистская к/р орг.
15.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
Ясиноват-ский отдел эксплуатации ж/д
Ясиноватая

54-7, 54-11
троцк. к/р организация
13.11.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
депо
Ново-Славянск

54-7, 54-9, 54-11
к/р троцкистская организация
30.12.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
13-й
околоток
перегон
Землянки-
Ясиноватая

54-10
к/р троцкистская агитация
14.10.1937
10 лет ИТЛ

Артемовск

54-7, 54-8, 54-11
меньш. а/с организация
29.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
429

1
2
3
4
5
со
7
30. Гридин Петр
Антонович
1896
русский
б/п
низшее
23.11.1937
делопроизводитель
31. Гриневич Иосиф Францевич
1908
белорус
б/п
самоучка
06.12.1937
электромеханик
32. Губа Николай Григорьевич
1901
украинец
б/п
3 группы
15.11.1937
зав-конторой
33. Гуржиенко Андрей Акимович
1892
украинец
ВКП(б)
низшее
28.10.1937
дорожный мастер
34. Давыденко Дмитрий Иванович
1894
украинец
б/п
низшее
18.01.1938
скотарь-пастух
35. Денисенко Антон Моисеевич
1886
украинец
б/п
низшее
03.03.1938
плотник
36. Денисов Гавриил Моисеевич
1889
русский
б/п
низшее
01.11.1937
обмуровщик по котлам НЭВС
37. Деряжный Тимофей Алексеевич
1888
украинец
б/п
низшее
10.12.1937
начальник ВРП
38. Дитковский Феодосии Евлампиевич
1904
украинец
б/п
7 классов
не указано
начальник тоннельного цеха
39. Дмитриев Петр
Федорович
1885
русский
б/п
среднее
06.08.1937
гл.
инженер
40. Дмитриченко Семен Алексеевич
1891
русский
КП(б)У
низшее
04.02.1938
электрослесарь
41. Дреер Михаил Христофо-рович
1903
немец
б/п
низшее
31.07.1937
мастер
1 Так написано в заявлении Губы Николая Григорьевича на имя наркома внутренних дел СССР Н. Ежова; в выписке из протокола тройки УНКВД по Донецкой области указана другая формулировка —
430

Продолжение табл. 1
8
9
10
11
12
13
14
Сельокр-избира-тельная комиссия
Сталино

54-2, 54-10
в прошлом член федер. анарх., а/с агитация
13.12.1937
10 лет ИТЛ
шахта № 4
Авдеевка

54-6, 54-7, 54-10
троцк. к/р пропаганда, незакон, переход гр-цы с Польшей, шпионаж
27.12.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
ж/д
станция
Красный Лиман

54-2, 54-9, 54-11
троцкистская диверс. группа1
29.11.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
4-я дистанция пути
ст.
Мушкетово

54-7, 54-11
к/р троцк.-вред, диверс. организация
13.11.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
совхоз им. Челюскинцев
село
Дмитриевка
Снеж-нянский
54-10
к/р троцк. пропаганда
21.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
трест
«Зелено-
строй»
Сталино

54-2, 54-11
а/с эсер. орг.
15.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
завод им. Кирова
Макеевка

54-10
член комитета эсеров, актив, к/р пропаганда
17.11.1937
10 лет ИТЛ

Горловка

54-7, 54-9, 54-11
а/с организ.
правых,
диверсии
27.12.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
арматур-но-изоля-торный комбинат
Славянск

54-7, 54-9,54-10,54-11
правотроцк. орг., устраивал аварии, недов. полит, партии и прав-ва
09.05.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
завод им. Орджоникидзе
Краматорск

54-6, 54-10
троцкист, а/с агитация в пользу фаш. Германии
08.08.1937
10 лет ИТЛ
завод
«Электро-
мех»
Артемовск

54-10, ч.1
а/с меньш. орг., а/с агит., вредительство
26.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
коксохим-завод
Орджоникидзе

54-10
к/р агитация в троцк. духе
04.09.1937
10 лет ИТЛ
член контрреволюционной украинской националистической организации: АВХД УСБУ в ДО. Д. 5287. с- 9, 50.
431

1
2
3
4
5
со
7
42. Дудин Петр Андреевич
1902
русский
ВКП(б)
среднее
11.11.1937
помощник машиниста
43. Дьяков Борис Федорович
1910
русский
б/п
среднее
28.04.1937
инструктор-электросборщик
44. Жаботин-ский Трофим Фёдорович
1906
украинец
ВКП(б)
низшее
17.11.1937
замначальника
45. Живов Александр Аникеевич
1880
украинец
б/п
малограмотный
02.04.1938
звеньевой
46. Живов Кирилл Ефимович
1874
украинец
б/п
малограмотный
21.12.1937
разнорабочий
47. Задоянц Макар Хрис-тофорович
1902
армянин
до 1918 г. член Даш-накцутюн
умеет писать по-армянски
23.09.1937
возчик транспорта
48. Заславский Петр
Давыдович
1902
еврей
ВКП(б)
высшее
28.02.1938
зав, здравотделом
49. Зеленкевич Ефим Ильич
1880
белорус
б/п
низшее
15.05.1938
кочегар
50. Кандыбко Иван
Михайлович
1902
украинец
до 1937 г. ВКП(б)
низшее
15.12.1937
машинист
Материалы делопроизводства стали основой для подсчета общего количества осужденных тройкой по исследуемой категории в рамках «кулацкой операции». Но при источниковедческом анализе протоколов мы столкнулись с рядом трудностей. Во-первых, в протоколах встречаются опечатки, пропуски, ошибки в нумерации. Во-вторых, при ручном подсчете количества троцкистов по протоколам и по учетным карточкам выявлены расхождения, поэтому количество репрессированных по данной категории, к сожалению, будет приблизительным. Однако с полной уверенностью можно утверждать, что в конечном итоге эти расхождения не отразились на достоверности и объективности проводимого исследования.
Следует также отметить, что протоколы тройки позволили изучить динамику вынесения приговоров в отношении репрессированных по исследуемой категории в рамках «кулацкой операции», выявить соотношение вынесенных смертных приговоров и заключения в ИТЛ, а также определить особенности репрессий по партийной окраске на различных этапах проведения «кулацкой операции» в регионе.
432

Окончание табл. 1
8
9
10
11
12
13
14
метзавод
Орджоникидзе

54-8, 54-10, 54-11
к/р троцк. организация
07.12.1937
10 лет ИТЛ
оргкомитет
нктп
Макеевка

54-9,
54-10,
54-11
к/р троцк.-диверс. орг.
22.10.1937
10 лет ИТЛ
ж/д
станция
Ясиноватая

54-7,
54-10,
54-11
троцк. к/р организация
07.12.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
колхоз им. Буденного
село Успенка
Амвро-сиевский
54-10, 54-11
эсер, к/р организация
19.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать

село Успенка
Амвро-сиевский
54-10
эсер, к/р организация
19.04.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать

пос.
Иловайское

54-10
к/р троцк. агитация
14.10.1937
10 лет ИТЛ

Мариуполь

54-10, 54-11
к/р тер. меньш. див.-повст. орг.
24.04.1938
расстрелять
з-д
«Красный Октябрь»
Константи-новка

17-54-2, 54-8, 54-9, 54-11
к/р меньш. организация
03.09.1938
расстрелять,
имущество
конфисковать
паровозное депо
Славянск

54-7, 54-9, 54-11
к/р троцк.
вред.-диверс.
организация
27.12.1937
расстрелять,
имущество
конфисковать
Таким образом, исследование проведено на базе различных по содержанию и характеру источников, а применение методов критики, индукции, статистического и сравнительного анализа обеспечило его научную достоверность и объективность.
2. Количественные характеристики
В оперативном приказе наркома внутренних дел СССР Н. Ежова № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» от 30 июля 1937 г. были перечислены следующие категории контингента, подлежащего репрессиям:
■ бывшие кулаки;
■ члены антисоветских партий (эсеры, грузинские меньшевики, мусаватисты, иттихадисты, дашнаки);
■ враждебные и активные участники казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских и шпионско-диверси-онных контрреволюционных формирований;
433

■ наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантов, активистов, церковников и прочих;
■ уголовные элементы.
В рамках «кулацкой операции» в отчетность органов НКВД вносились данные об осужденных тройками по пяти указанным категориям.
Источниковедческий анализ протоколов заседания тройки УНКВД по Донецкой (Сталинской) области за период проведения «кулацкой операции» позволил выявить в обвинительных формулировках также наличие «окрасок» — характеристик репрессируемого контингента.
Во время работы с протоколами в рамках проводимого исследования нами учитывались все обвинительные формулировки, в которых присутствовала партийная окраска. В результате обобщения указанных формулировок, исходя из близких по характеру признаков, в Донецкой области нами были выделены 9 категорий репрессируемых по партийной окраске:
■ троцкисты и правотроцкисты;
■ эсеры1;
■ меньшевики;
■ дашнаки2;
■ члены украинских партий и организаций3;
В протоколах чаще всего значится «эсер» или «бывший эсер», поэтому в данную категорию мы включили членов как Российской партии социалистов-революционеров, так и Украинской партии социалистов-революционеров, а также тех, кого репрессировали за принадлежность к разного рода эсеровским организациям.
2 В указанной категории обобщены члены партии Дашнакцутюн (в переводе с армянского — «Союз», основана в 1890 г.) и члены террористической повстанческой организации Дашнакцутюн.
3 В протоколах упоминались члены Украинской коммунистической партии (бо-ротьбистов) (УКП(б)), Украинской партии социалистов-самостийников (УПСС) и бывшие деятели «Просвиты». УКП(б) была образована в 1918 г. Сформировалась в результате раскола Украинской партии социалистов-революционеров на IV съезде. Боротьбисты признали необходимость установления в Украине диктатуры пролетариата в виде Советов рабочих и крестьянских депутатов. В начале 1920 г. УКП(б) насчитывала в своих рядах 15 тыс. чел. С 1919 г. УКП(б) сотрудничала с КП(б)У, но выступала за сохранение независимости УССР. В феврале 1920 г. лидеры партии В. Блакитный, Г. Гринько, А. Шумский обратились в Исполком Коминтерна с просьбой о приеме в состав Коминтерна, но получили отказ. В результате в марте 1920 г. на Всеукраинской конференции УКП(б) заявили о самороспуске партии, около 4 тыс. бывших членов на основе индивидуального членства были приняты в ряды КП(б)У. УПСС была сформирована в декабре 1917 г. на базе Украинской народной партии. Лидерами партии были Н. Михновский, И. Липа. Члены УПСС входили в со-
434

■ бундовцы1;
■ анархисты2;
■ черносотенцы3;
■ эсеры-анархисты4.
По результатам ручного подсчета протоколов заседаний тройки УНКВД УССР по Донецкой (Сталинской) области по данным категориям в рамках «кулацкой операции» (1937-1938 гг.) было репрессировано 316 чел.5 Их количественное соотношение иллюстрирует нижеприведенная табл. 26:
став Центральной Рады и Директории. В Надднепрянской Украине «Просвиты» (культурно-просветительские организации украинской интеллигенции) просуществовали с 1905 по 1923 г. Были ликвидированы большевиками. Репрессированные с формулировкой «член Украинской повстанческой организации» (УПО) или «член Украинской военной организации» (УВО) не подсчитывались, потому что это не «окраска», а характер преступления.
1 Собирательное название членов еврейской социалистической организации Бунд. Бунд в переводе с идиш — союз. Бунд («Общееврейский рабочий союз в Литве, Польше и России») был создан в 1897 г. в Вильно. В период Гражданской войны в Украине (1918-1920) члены Бунда входили в состав Центральной Рады и Директории. В конце 1918 г. в партии сформировалось левое крыло, которое в 1919 г. оформилось в отдельную партию — Коммунистический Бунд. В мае Коммунистический Бунд объединился с Объединенной социалистической партией в Еврейский коммунистический союз. Часть членов этой организации на основе индивидуального членства была принята в ряды КП(б)У. В РСФСР и УССР Бунд самоликвидировался в марте 1921 г. Часть членов Бунда выехала в Польшу и США.
В эту категорию не вошли махновцы, так как они относятся к категории «бывшие».
3 Собирательное название членов черносотенных монархических организаций — «Союз русского народа», «Союз русских рабочих», «Союз Михаила Архангела», сформировавшихся во время первой российской революции (1905-1907). Во время Февральской революции 1917 г. были ликвидированы.
4 л
Ь протоколах указываются члены эсеровско-анархистскои организации.
5 Подсчитано автором по: пр. № 1-88 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 8 августа - 28 февраля 1937 г. // ОГА СБУ. Ф. 6. On. 1. Д. 1-15; пр. № 1-9 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 21-29 апреля 1938 г.; пр. № 11 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9 мая 1938 г.; пр. № 1-3 заседания тройки УНКВД УССР по Сталинской области от 3-28 августа 1938 г. // Там же. Д. 61-64; пр. № 1-5 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9-19 апреля 1938 г.; пр. №4-5, 7 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 3-7 сентября и от 15-16 сентября 1938 г. // АВХД УСБУ в ДО. Д. 410. Т. 1-3; 1 086 учетных карточек на осужденных в рамках «кулацкой операции» // Картотека реабилитированных, подготовленная научно-редакторской группой «Реабилитированные историей» при Донецкой областной государственной администрации на основе материалов АВХД УСБУ в ДО.
Составлено автором по: Там же.
435

Таблица 2
Количество репрессированных по партийной окраске в рамках «кулацкой операции» в Донецкой области (1937-1938 гг.)
№ протокола
Дата протокола
Количество осужденных
троцкисты1 и правотроц-кисты
эсеры
меньшевики
дашнаки
члены украинских партий и организаций
бундовцы
анархисты
черносотенцы
эсеры-анархисты
ВСЕГО
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
1937 год
01-06
08-11,14,19 августа
2
8
1






11
07-11
20,25-26, 28,31 августа









-
12-16
04,05,07,09,14 сентября
2

1






3
17-22
22,23,25-28 сентября
1
2
2






5
23-29
01,07, 09,10 октября2
2
4
со
1


1


11
30-35
13,14,16,17, 19,20 октября
2

1






со
36-40
22,25,27-29 октября
4
1
1






6
41-46
03-05,13 ноября3
9
2


1




12
47-54
14,15,17,19, 20 ноября4
со
7
8
13
со


1

35
55-60
21-23, 25, 26 ноября5
оо
7
2



1


10
1 При ручном подсчете количества репрессированных троцкистов по протоколам и по 1 086 учетным карточкам выявлены расхождения. Поэтому общая цифра по данной категории, к сожалению, будет приблизительной.
2 1,9 и 10 октября тройкой УНКВД УССР по Донецкой области в составе начальника УНКВД Д. Соколинского, секретаря Донецкого обкома КП(б)У Э. К. Прамнэка и облпрокурора Р. Руденко было подписано по два протокола (соответственно № 23-24, №26-27 и №28-29).
^13 ноября 1937 г. тройкой уже было подписано три протокола (№ 44-46). 4 15 ноября было подписано три протокола (№ 48-50), а 17 ноября — два протокола (№ 51-52).
26 ноября 1937 г. тройкой снова подписано два протокола (№ 59-60).
436

Окончание табл. 2
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
61-64
27-29 ноября1
3
5
1



1


10
65-70
01-03, 07-09 декабря
13
4
3

2


1

23
71-79
09, 13, 15, 19, 21-23, 25 декабря2

2
2

1


1

6
80-86
26-31 декабря3
6
12
1

1
1



21
Всего за 1937 г.
55
54
26
14
8
1
2
3
-
163
1938 ГОД
87-88
07, 27, 28 февраля4









-
01-05
09,15, 19 апреля5
1
24
10

1

1

5
42
06-09
21,23, 26, 29 апреля
1
7
31

1
1



41
10
04 мая
1
11
18
4
1




35
11
09 мая
1
2
4






7
01
03 июля









-
02
27 августа









-
03
28 августа
2








2
04-05
03, 07 сентября
1
со
10


1
1


22
06
11 сентября









-
07
16 сентября

2
2






4
Всего за 1938 г.
7
55
75
4
3
2
2
-
5
153
Всего за период операции
62
109
101
18
11
3
4
3
5
316
Анализируя таблицу, можно сделать вывод, что среди репрессированных по партийной окраске преобладали эсеры (34,5 % от общего количества репрессированных), меньшевики (31,9 %), троцкисты и правотроцкисты (19,6 %). Наибольшее количество последних, как видно из таблицы, было осуждено в декабре 1937 г., а эсеров и меньшевиков — в апреле 1938 года.
1 29 ноября 1937 г. также было подписано два протокола (№ 63-64). 2
9 декабря 1937 г. тройкой было подписано два протокола (№ 70-71).
26 декабря 1937 г. тройкой также было подписано два протокола (№ 80-81).
4 27 февраля 1938 г. тройкой не поставлен номер в подписанном протоколе, а 28 февраля подписано два протокола — без номера и пр. № 88.
5 9 и 15 апреля 1938 г. было подписано по два протокола (соответственно № 1-2 и № з_4) измененным составом тройки — новым начальником УНКВД П. Чистовым, новым секретарем Донецкого обкома КП(б)У А. Щербаковым и оставшимся на своей Должности облпрокурором Р. Руденко.
437

Члены ВКП(б), по нашим подсчетам, составляли 15 % от общего количества репрессированных по всем категориям, ВЛКСМ — 0,8 %, беспартийные соответственно — 84,2 /о1. Причем наибольший процент членов партии (около 50 %) был среди репрессированных троцкистов и правотроцкистов2. Следует отметить, что все члены ВКП(б) автоматически в момент ареста подлежали исключению из ее рядов, о чем свидетельствуют имеющиеся в деле постановления партийных комитетов или партийных коллегий.
Изучить динамику вынесения приговоров тройкой УНКВД УССР по Донецкой (Сталинской) области в отношении репрессированных троцкистов, правотроцкистов, эсеров и меньшевиков в рамках проведения «кулацкой операции» в Донецкой области (1937-1938 гг.) нам поможет нижеприведенная диаграмма I3:
Диаграмма 1
Динамика репрессирования троцкистов, правотроцкистов, эсеров, меньшевиков в рамках проведения «кулацкой операции» в Донецкой области (1937-1938 гг.)
100 90 80 70
о 60
S 50-К 40illllliiiillillill тмяатншмпмииш
- троцкисты и правотроцкисты
эсеры
меньшевики
Подсчитано автором по: пр. № 1-88 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 8 августа — 28 февраля 1937 г. // ГО А СБУ. Ф. 6. On. 1. Д. 1-15; пр. № 1-9 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 21-29 апреля 1938 г.; пр. №11 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9 мая 1938 г.; пр. № 1-3 заседания тройки УНКВД УССР по Сталинской области от 3-28 августа 1938 г. // Там же. Д. 61-64; пр. № 1-5 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9-19 апреля 1938 г.; пр. № 4-5,7 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 3-7 сентября и от 15-16 сентября 1938 г. // АВХД УСБУ в ДО. Д. 410. Т. 1-3; 1 086 учетных карточек на осужденных в рамках «кулацкой операции» // Картотека реабилитированных, подготовленная научно-редакторской группой «Реабилитированные историей» при Донецкой областной государственной администрации на
основе материалов АВХД УСБУ в ДО. 9
Подсчитано автором по: Там же.
о
Диаграмма составлена автором по: Там же.
438

Как видно из диаграммы, резкое увеличение количества осужденных по обвинению в принадлежности к троцкистам, право-троцкистам, эсерам и меньшевикам приходится на ноябрь 1937 г. — 55 чел., декабрь 1937 г. — 42 чел., апрель 1938 г. — 74 чел. и май 1938 г. — 37 человек.
Следует также отметить, что с ноября по декабрь 1937 г. фиксируется резкое возрастание количества осужденных тройкой по обвинению в принадлежности к троцкистам, правотроцкистам, эсерам, а с апреля по май 1938 г. соответственно — эсерам и меньшевикам. Значительное уменьшение количества приговоров было в июне-августе 1938 г., а в сентябре подвели итоги и закончили операцию.
Выделить циклы в ходе репрессий по всем исследуемым девяти категориям осужденных по партийной окраске за период функционирования тройки УНКВД УССР по Донецкой (Сталинской) области в рамках «кулацкой операции» (1937-1938 гг.) поможет диаграмма 21.
Диаграмма 2
Динамика репрессий по партийной окраске в рамках «кулацкой операции» в Донецкой области (1937-1938 гг.)
1 Диаграмма составлена автором по: пр. № 1-88 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 8 августа — 28 февраля 1937 г. // ОГА СБУ. Ф. 6. On. 1. Д. 1-15; пр. № 1-9 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 21-29 апреля 1938 г.; пр. № 11 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9 мая 1938 г.; пр. № 1-3 заседания тройки УНКВД УССР по Сталинской области от 3-28 августа 1938 г. // Там же. Д. 61-64; пр. № 1-5 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9-19 апреля 1938 г.; пр. № 4-5, 7 заседания тройки УНКВД ^ССР по Донецкой области от 3-7 сентября и от 15-16 сентября 1938 г.// АВХД ^СБУ в ДО. Д. 410. Т. 1-3; 1 086 учетных карточек на осужденных в рамках «кулацкой операции» // Картотека реабилитированных, подготовленная научно-редакторской гРуппой «Реабилитированные историей» при Донецкой областной государственной администрации на основе материалов АВХД УСБУ в ДО.
439

Анализируя диаграмму, можно выделить месяцы, когда маховик карательно-репрессивного аппарата НКВД в Донецкой области набирал наибольшие обороты. Так, в ноябре 1937 г. было осуждено 74 чел. (45,4 % от общего количества осужденных за период с августа по декабрь 1937 г.), а в апреле соответственно — 83 чел. (54,2 % от общего количества осужденных за период февраль-сентябрь 1938 г.). Следует отметить, что в ноябре 1937 г. 74,3 % от общего количества осужденных приходилось на троцкистов, правотроцкистов, эсеров и меньшевиков (см. диаграмму 1). В апреле 1938 г. ситуация резко изменилась. Теперь 86,7 % от общего количества осужденных приходилось на эсеров и меньшевиков (см. диаграмму 1).
Таким образом, как показывает анализ диаграмм 1 и 2, наибольшая активность тройки УНКВД УССР по Донецкой (Сталинской) области по осуждению репрессированных по партийной окраске за весь период ее функционирования в рамках «кулацкой операции» приходится на ноябрь 1937 г. и апрель 1938 года.
На основе проанализированных диаграмм выделим периоды в деятельности тройки УНКВД УССР по Донецкой (с 3 июня 1938 г. Сталинской) области1:
Таблица 3
Периоды деятельности тройки УНКВД УССР по Донецкой (Сталинской) области в рамках «кулацкой операции» (1937-1938 гг.)
Периоды деятельности тройки
Осуждено по партийной окраске
количество чел.
%
8 августа 1937 г. - 28 февраля 1938 г. (тройка УНКВД УССР по Донецкой области)
163
51,6
9 апреля - 9 мая 1938 г. (тройка УНКВД УССР по Донецкой области)
125
39,5
3 июля — 16 сентября 1938 г. (тройка УНКВД УССР по Сталинской области)
28
8,9
ВСЕГО
316
100,0
1 Таблица составлена автором по: пр. № 1-88 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 8 августа — 28 февраля 1937 г. // ОГА СБУ. Ф. 6. On. 1. Д. 1-15; пр. № 1-9 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 21-29 апреля 1938 г.; пр. № 11 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9 мая 1938 г.; пр. № 1 -3 заседания тройки УНКВД УССР по Сталинской области от 3-28 августа 1938 г. // Там же. Д. 61-64; пр. № 1 -5 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9-19 апреля 1938 г.; пр. № 4-5, 7 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 3-7 сентября и от 15-16 сентября 1938 г. // АВХД УСБУ в ДО. Д. 410. Т. 1-3; 1 086 учетных карточек на осужденных в рамках «кулацкой операции» // Картотека реабилитированных, подготовленная научно-редакторской группой «Реабилитированные историей» при Донецкой областной государственной администрации на основе материалов АВХД УСБУ в ДО.
440

Как показывает таблица, в деятельности тройки УНКВД УССР по Донецкой (Сталинской) области в 1937-1938 гг. выделяются три периода:
1) август-февраль 1937 г. — период разворачивания репрессий;
2) апрель-май 1938 г. — резкое усиление репрессий. За один месяц было репрессировано по партийной окраске 39,5 % от общего количества осужденных по данной категории за весь период «кулацкой операции» в регионе;
3) июль-сентябрь 1937г. — спад репрессий. Подведение итогов.
Усиление репрессий в апреле 1938 г., по нашему мнению, напрямую связано с пленарным заседанием Донецкого обкома КП(б)У, которое состоялось 7-8 апреля 1938 г.1 На пленуме присутствовал исполняющий обязанности первого секретаря H. С. Хрущев, а основным в повестке дня был вопрос об активизации борьбы по очистке партии от врагов, диверсантов, троцкистско-бухаринских и буржуазно-националистических агентов иностранных разведок. Пленум принял решение о снятии с должности первого секретаря Донецкого обкома КП(б)У Э. К. Прамнэка, а 8 апреля был арестован второй секретарь Донецкого обкома КП(б)У И. М. Пиндюр2. Новым первым секретарем Донецкого обкома КП(б)У стал А. С. Щербаков. Именно его подпись стоит на протоколах № 1-11 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области, когда резко увеличилось количество осужденных по партийной «окраске».
Еще одним фактором усиления репрессий стала директива НКВД СССР № 17231 «О применении репрессий в отношении меньшевиков и анархистов» от 14 февраля 1938 года3.
В результате произошло увеличение планов-лимитов4.
Все эти факторы привели к тому, что «кулацкая операция» заняла не четыре месяца, как было запланировано в оперативном приказе НКВД СССР № 00447, а продолжилась до сентября 1938 года.
Представление о соотношении вынесенных смертных приговоров (1-я категория) и заключения в ИТЛ (2-я категория) в отношении ре
Полный текст стенограммы пленума Донецкого обкома КП(б)У от 7-8 апреля см.: Государственный архив Донецкой области. Ф. 326. On. 1. Д. 1097. Л. 3-39.
2 Э. К. Прамнэк и И. М. Пиндюр были расстреляны в 1938 г., впоследствии реабилитированы посмертно.
О содержании директивы см.: Jansen М, Petrov N. Stalin's Loyal Executioner: People's Commisar Nikolai Ezhov 1895-1940. Stanford, 2002. P. 74-75.
4 Для Донецкой области дополнительно был выделен лимит в количестве 3 300 чел. (см.: Сведения начальника 8-го отдела УГБ НКВД УССР Л. Мунвеза наркому внутренних дел УССР А. Успенскому об осужденных облтройками УНКВД УССР в соответствии с новыми лимитами по состоянию на 8 марта 1938 г. // ОГА СБУ. Ф. 16. Оп. 31. Д. 105. С. 255).
441

дрессируемых по партийной окраске в рамках «кулацкой операции» в Донецкой области (1937-1938 гг.) дает табл. 41.
Таблица 4
Меры наказания, применяемые к репрессированным по партийной окраске в рамках «кулацкой операции» в Донецкой области (1937-1938 гг.)
Партийная окраска
Меры наказания
расстрел (кол-во чел.)
заключение в ИТЛ (кол-во чел.)
10 лет
8 лет
1. троцкисты
32
23
7
2. эсеры
75
30
4
3. меньшевики
85
16
-
4. дашнаки
17
1
-
5. члены украинских партий и организаций
7
со
1
6. бундовцы
2
1
-
7. анархисты
со
1
-
8. черносотенцы
3
-
-
9. эсеры-анархисты
5
-
-
Всего
231
73
12
Анализируя таблицу, можно сделать вывод, что среди осужденных по партийной окраске приговоренные к высшей мере наказания составляли большинство.
Анализ протоколов заседаний тройки УНКВД УССР по Донецкой (Сталинской) области в рамках «кулацкой операции» (1937-1938 гг.) позволил выявить следующую тенденцию: отличительной чертой репрессий 1937 г. был разнообразный характер обвинения2.
1 Таблица составлена автором по: пр. № 1-88 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 8 августа — 28 февраля 1937 г. // ОГА СБУ. Ф. 6. On. 1. Д. 1-15; пр. № 1-9 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 21-29 апреля 1938 г.; пр. № 11 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9 мая 1938 г.; пр. № 1-3 заседания тройки УНКВД УССР по Сталинской области от 3-28 августа 1938 г. // Там же. Д. 61 -64; пр. № 1 -5 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 9-19 апреля 1938 г.; пр. № 4-5,7 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 3-7 сентября и от 15-16 сентября 1938 г. // АВХД УСБУ в ДО. Д. 410. Т. 1-3; 1 086 учетных карточек на осужденных в рамках «кулацкой операции» // Картотека реабилитированных, подготовленная научно-редакторской группой «Реабилитированные историей» при Донецкой областной государственной администрации на основе материалов АВХД УСБУ в ДО.
2 Характер преступлений выписан автором из пр. № 1-88 заседания тройки УНКВД УССР по Донецкой области от 8 августа - 31 декабря 1937 г. // ОГА СБУ. Ф. 6. On. 1. Д. 1-14.
442

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.